Эмиль григорьевич сафронский04.03.201912.01.2019admin

Сафронский Георгий Эмилевич


Бесплатная юридическая консультация:

кафедра «Уголовно-правовых дисциплин»

Scopus Autor ID

Общий / педагогический стаж

Научная специальность 12.00.09 — Уголовный процесс и криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

Оглавление:

ФГОУ ВПО «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации» , г. Москва


Бесплатная юридическая консультация:

НОУ ВПО «Институт экономики и культуры», г. Москва

Вычислительные машины, комплексы, системы и сети

Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (Технический университет) , г. Москва

ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПЕРЕПОДГОТОВКА

«Преподаватель высшей школы: теория, практика, инновации»


Бесплатная юридическая консультация:

Негосударственная автономная некоммерческая организация высшего образования «Институт мировых цивилизаций» (НАНО ВО «ИМЦ»)

Программа «Интерактивные методы обучения в образовательном процессе»

НАНО ВПО «Институт мировых цивилизаций», г. Москва

Оперативная информация (объявления)

Расписание занятий, график индивидуальных консультаций

Учебно-методические пособия, рекомендации


Бесплатная юридическая консультация:

— ректорат — факс — бухгалтерия, отдел дополнительного образования

e-mail:

Приемная комиссия:(информация о ходе рассмотрения обращений граждан)

Часы работы приемной комиссии: Пн-пт с 10:00 до 18:00,сб с 10:00 до 14:00,вс — выходной.

119049, г. Москва, Ленинский проспект, д.1/2, корп. 1 (м. Октябрьская)Москва, 1-й Басманный пер., д. 3, стр. 1


Бесплатная юридическая консультация:

Источник: http://old.imc-i.ru/ob-institute/svedeniya-ob-institute/rukovodstvo-pedagogicheskiy-sostav/safronskiy-georgiy-emilevich/

Сафронский Эмиль Григорьевич

Регион получения ИНН: Москва

Регионы ведения Бизнеса: Москва

Массовым Руководителем по данным ФНС*: Не числится Массовым Учредителем (Участником) по данным ФНС*: Не числится

Сафронский Эмиль Григорьевич, ИНН:472


Бесплатная юридическая консультация:

Не числится в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей.

Числится в Едином государственном реестре юридических лиц:

Не является Руководителeм.

QR-код Физическое лицо с ИНН472

Вы можете скопировать QR-код и использовать: • при составлении любого договора в разделе “Реквизиты”, для быстрого получения актуальной информации о компании (Вашей или Вашего Контрагента); • на визитках, презентациях или рекламных буклетах (для быстрого получения информации о Вашей компании); • в любых других случаях, где нужно предоставить актуальную официальную информацию о Вашей компании.

Обратная связь

По другим вопросам Вы можете связаться с администрацией портала ЗАЧЕСТНЫЙБИЗНЕС.РФ из Личного кабинета


Бесплатная юридическая консультация:

Источник: http://zachestnyibiznes.ru/fl/

Ушел из жизни профессор Сафронский Эмиль Григорьевич

Вчера, 28 ноября 2013 года после тяжелой и продолжительной болезни скончался профессор кафедры уголовно правовых дисциплин Сафронский Эмиль Григорьевич. Преподаватели, сотрудники и студенты выражают искренние соболезнования семье и близким Эмиля Григорьевича. Церемония прощания состоится завтра, 30.11.2013 г. в траурном зале НИИ им. Склифосовского в 11:00

Сафронский Эмиль Григорьевич родился 17 сентября 1938 года. В 1960 году окончил Тамбовское артиллерийско-техническое училище. Служил в рядах Вооруженных Сил СССР на офицерских должностях.

Имел военно-техническое образование по оружию. В 1965 году, после увольнения из рядов Вооруженных Сил поступил на службу в центральный НИИ судебных экспертиз (сейчас Государственное учреждение Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации) на должность эксперта лаборатории судебно-баллистических и трасологических экспертиз. До настоящего времени являлся ведущим экспертом лаборатории судебно-баллистической экспертизы Российского федерального центра судебной экспертизы. Общий стаж экспертной работы – 48 лет.

Сафронский Э.Г. имел авторское свидетельство на метод выявления скрытых маркировочных обозначений на металлических объектах и многочисленные авторские публикации по вопросам судебно-баллистической экспертизы (свыше 20). В составе группы следователей Генеральной прокуратуры РФ, Эмиль Григорьевич принимал участие в расследовании убийства царской семьи и поэта В.Маяковского, а также многих резонансных уголовных дел.

Бесплатная юридическая консультация:

В 1987 году награжден нагрудным знаком «за успехи в работе» Минюста СССР.

В 1999 году ему присвоено звание «Заслуженный юрист Российской Федерации».

В 2010 году за успехи в работе награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-ой степени.

На кафедре уголовно правовых дисциплин юридического факультета Института экономики и культуры Сафронский Эмиль Григорьевич проработал свыше 18 лет. На протяжении всего периода преподавательской работы он пользовался заслуженным и непререкаемым уважением не только у руководства и преподавателей, но и всех студентов. Его всегда отличали высокий профессионализм, внимание и доброжелательность к сотрудникам и студентам, личная порядочность и скромность.

Вечная память о САФРОНСКОМ ЭМИЛЕ ГРИГОРЬЕВИЧЕ навсегда сохранится в наших сердцах.


Бесплатная юридическая консультация:

Источник: http://www.ieac.ru/news/safronsky.html

Хулиган от застенчивости

Хулиган от застенчивости

Маяковский пользовался известностью при жизни, но и вспоминать о нем начали на другой день после смерти. Практически все центральные газеты («Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Литературная газета»)апреля 1930 года опубликовали некрологи и статьи о поэте. Воспоминания — вещь очень специфическая. Из всех участников одного и того же события каждый помнит что-то свое. Иногда эти воспоминания противоречат друг другу, иногда дополняют, но рассчитывать на их полную достоверность и беспристрастность не стоит. Авторов воспоминаний может подвести память, у каждого может быть своя точка зрения, свое восприятие того или иного человека, а тем более поэта и всего его творчества. Маяковского любили и ненавидели, он писал нестандартные стихи, дрался за них, не прощал обид, но и любил он много и многих.

Разность восприятия Маяковского была во всем. Вот два отклика на его выступление в декабре 1915 года с докладом о модном тогда футуризме. Лиля Брик запомнила, как «.перед публикой появился оратор. Он стал в позу. и выкрикнул несколько громящих фраз. Горячность Маяковского, не рассчитавшего силу своего голоса, вызвала у присутствующих улыбки». Пришедший на тот же самый поэтический вечер Максим Горький запомнил выход Маяковского по-другому: «Он глухо, торопливо и невнятно произнес несколько строк, махнул рукой, круто повернулся и скрылся.».

Она — в восторге, он — раздражен, что и понятно. Отношения Брик и Маяковского в комментариях не нуждаются, а Горький его, мягко говоря, не любил, считал хулиганом, а однажды, припертый Лилей Брик к стенке за распространение сплетен о поэте заявил, что «считает все способы дозволенными для того, чтобы удалить этих прохвостов. от министра просвещения Луначарского».


Бесплатная юридическая консультация:

Впрочем, хулиганом и грубияном Маяковского считали многие, даже близкие ему футуристы. Один из них — поэт Аристарх Гришечкин-Климов вспоминал, что Маяковский «возбужденный и потный, всегда в одной пиджачной паре, не снимая с головы поношенной кепки. с кастетом в правой руке, все громче и вызывающе читал свои баррикадно-громоздкие стихи, возбужденно вступал в ожесточенные споры с возражавшими ему из публики.»

Его поэзия была не всем понятна, и сам образ его жизни тоже не всем нравился. Например, романтику Александру Грину «этот молодой человек» был непонятен, прежде всего, из-за его «желания привлечь к себе широкое внимание, хотя бы и скандальное. Умеет, видимо, из всего извлечь материальную выгоду, даже из рекламы обыкновенной. Стихи сильны, грубы, завоевывает генеральский чин. Не моего представления об искусстве человек. Демагог, политик, — да, сильный и смелый. Нечист в любви. Вернее не брезглив. Брак втроем.брр.». Но тот же Грин после самоубийства Маяковского признавался: «Что-то просмотрел я в этом человеке. Тот извозчик в поэзии, который виделся мне в его лице, не мог бы покончить самоубийством. Значит, была в душе рана, боль, скрывал ее под буйством слов и не выдержал борьбы этой».

Но Маяковский умел и очаровывать, как, например, семью Василия и Галины Катанян. После первого знакомства с ним в 1923 году Василий Катанян, бывший в то время замдиректора тифлисского издательства «Заккнига», отметил, что «общее впечатление от всего облика — величественное ощущение силы и простоты». Борис Пастернак после первой встречи «был без ума от Маяковского и уже скучал по нем». А Лиля Брик, власть которой над Маяковским была безмерной и которая знала и понимала его лучше других, писала, что он «был одинок не оттого, что он был нелюбим, непризнан, что у него не было друга. Его печатали, читали, слушали так, что залы ломились. Но все это капля в море для человека, у которого «ненасытный вор в душе», которому нужно, чтобы читали те, кто не читает, чтобы пришел тот, кто не пришел, чтобы любила та, которая, казалось ему, не любит».

Глубоко скрытой от публики неуверенностью в себе объясняла Брик тягу Маяковского к самоубийству, о котором он ей говорил «все последние 15 лет». Она же писала в письме к матери, что «причины у него не было никакой — был пустяшный повод, невероятное переутомление и всегдашний револьвер на столе». Из разных воспоминаний разных людей известно, что «Маяковский уже стрелялся и была осечка, но осечка случается не каждый раз», а Маяковский перед выстрелом «вынул обойму из пистолета и оставил только один патрон в стволе. он доверился судьбе, думал — если не судьба, опять будет осечка, и он поживет еще».

Однако не все, знавшие Маяковского, соглашаются с тем, что повод был на самом деле «пустяшный». Примерно за три-четыре месяца до трагедии на поэта начали сыпаться мелкие и крупные неприятности. Одна за другой. Практически никто из партийно-политического руководства страны не пришел на его выставку «Двадцать лет работы». И, несмотря на то, что выставочный зал был переполнен другими посетителями, Маяковский назвал это мероприятие провалом.


Бесплатная юридическая консультация:

Накануне открытия выставки в Ленинграде состоялась премьера его пьесы «Баня». «Через несколько дней, как пишет Аркадий Ваксберг, до Москвы дошли разгромные рецензии», а публика, по воспоминаниям Михаила Зощенко, «встречала пьесу с убийственной холодностью. Я не помню ни одного взрыва смеха. Не было даже ни одного хлопка». Приближалась более важная, а с учетом сложившейся вокруг Маяковского обстановки, более «опасная по возможной реакции премьера той же «Бани» в театре Мейерхольда».

Удивительно, но факт, что Лиля Брик вместе с мужем Осипом в это «смутное время» отправились за границу. Причем, впоследствии и она сама, и многие их знакомые признавали, что эта поездка была совершенно никому ненужной. Даже делались намеки (прозрачные и не очень), что Лиля Брик поехала в Берлин по заданию Лубянки, со многими сотрудниками которой была в давней дружбе, если не сказать большего. В тот самый момент, когда нервное напряжение было на грани срыва, Маяковский остался практически один. Еще зимой он окончательно рассорился с Борисом Пастернаком; обиделся на Виктора Шкловского (между прочим за оскорбленную последним Лилю), пережил драму расставания с Татьяной Яковлевой и мучился неразрешенными отношениями с Вероникой Полонской — женой актера Михаила Яншина.

Кстати, Яншин, допрошенный сразу после самоубийства Маяковского и ничего не знавший об измене жены, воспроизвел, по словам писателя Аркадия Ваксберга, «убийственно точную картину той обстановки, в которой Маяковский находился последние недели своей жизни: «Все, кто мог лягал его копытом. Все лягали, и друзья, все, кто мог. После премьеры «Бани» рядом с ним не было ни одного человека. Вообще ни одного».

Общеизвестно, что за два дня до рокового 14 апреля Маяковский написал письмо и адресовал его «товарищу правительству», в котором сообщал, что его «семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо».

Несмотря на последнюю просьбу Маяковского — «пожалуйста, не сплетничайте» — Москву буквально накрыла волна сплетен: о Брик, о Полонской, о сифилисе. Одни (друзья) «ревели, как дураки», другие (враги) упрекали: надо же, нашел время стреляться. Пытаясь добиться правды, один из писательских боссов того времени — Владимир Сутырин — добился повторного вскрытия тела. Его провели «прямо в здании Клуба писателей в ночь на 17 апреля. Как первоначальное, так и вторичное вскрытие проходило в присутствии лубянских товарищей. Заключение экспертов было единым и категоричным: никакого сифилиса у Маяковского не было — ни раньше, ни в последнее время».


Бесплатная юридическая консультация:

Некролог Маяковскому, опубликованный в «Правде» подписали 27 его друзей — поэты, писатели и. чекисты, большинство из которых будет репрессировано через 7 лет. В похоронах участвовало более 100 тысяч человек. «Если бы Маяковский знал, что его так любят, то не застрелился бы», «какая трагедия: с таким талантом выдохнуться в 36 лет» — скажут потом, но будет поздно. Однако все проходит, и к маю «о Маяковском уже не думают и говорят только в салонах», а к 1935 году «творчество Маяковского было предано забвению».

«Это были тяжелые для нас годы, — пишет в воспоминаниях Галина Катанян. — Люди, которые при жизни ненавидели его, сидели на тех же местах, что и прежде, и, как могли, старались, чтобы исчезла сама память о поэте. Книги его не переиздавались. Статей о Маяковском не печатали, вечеров памяти не устраивали, чтение его стихов с эстрады не поощрялось. Последней каплей, переполнившей чашу, было распоряжение Наркомпроса об изъятии из учебников литературы поэм «Владимир Ильич Ленин» и «Хорошо!».

На защиту поэта встала не кто иная, как Лиля Брик. Именно она отважилась написать письмо Сталину, и только он в те годы мог разрешить любой вопрос. Вскоре ее вызвали в ЦК и ознакомили с резолюцией: «Тов. Ежов, очень прошу вас обратить внимание на письмо Брик.сделайте все, что упущено нами. Если моя помощь понадобиться — я готов. Привет! И.Сталин». Все были потрясены. 5 декабря резолюция была опубликована в «Правде» и с этого дня началось официальное признание Маяковского.

.У СМЕРТИ НЕТУ РОДОСЛОВНОЙ? 70 лет назад ушел из жизни Владимир Маяковский Наталья Заруцкая, Александр Щуплов

Источник: http://doktor-0key.livejournal.com/10403.html


Бесплатная юридическая консультация:

Сафронский Георгий Эмилевич

кафедра «Уголовно-правовых дисциплин»

Scopus Autor ID

Общий / педагогический стаж

Научная специальность 12.00.09 — Уголовный процесс и криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

ФГОУ ВПО «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации» , г. Москва


Бесплатная юридическая консультация:

НОУ ВПО «Институт экономики и культуры», г. Москва

Вычислительные машины, комплексы, системы и сети

Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (Технический университет) , г. Москва

ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПЕРЕПОДГОТОВКА

«Преподаватель высшей школы: теория, практика, инновации»


Бесплатная юридическая консультация:

Негосударственная автономная некоммерческая организация высшего образования «Институт мировых цивилизаций» (НАНО ВО «ИМЦ»)

Программа «Интерактивные методы обучения в образовательном процессе»

НАНО ВПО «Институт мировых цивилизаций», г. Москва

Оперативная информация (объявления)

Расписание занятий, график индивидуальных консультаций


Бесплатная юридическая консультация:

Учебно-методические пособия, рекомендации

— ректорат — факс — бухгалтерия, отдел дополнительного образования

e-mail:

Приемная комиссия:(информация о ходе рассмотрения обращений граждан)

Часы работы приемной комиссии: Пн-пт с 10:00 до 18:00,сб с 10:00 до 14:00,вс — выходной.


Бесплатная юридическая консультация:

119049, г. Москва, Ленинский проспект, д.1/2, корп. 1 (м. Октябрьская)Москва, 1-й Басманный пер., д. 3, стр. 1

Источник: http://old.imc-i.ru/ob-institute/svedeniya-ob-institute/rukovodstvo-pedagogicheskiy-sostav/safronskiy-georgiy-emilevich/

Указ Президента РФ от 12 января 2010 г. N 48 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»

Указ Президента РФ от 12 января 2010 г. N 48 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»

За заслуги в законотворческой деятельности и многолетнюю плодотворную работу наградить:

Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени


Бесплатная юридическая консультация:

Усса Александра Викторовича — председателя Законодательного Собрания Красноярского края.

Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени

Алексеева Олега Николаевича — заместителя председателя Мурманской областной Думы.

За проявленные смелость и решительность при исполнении служебного долга наградить

Торшхоева Ахмета Османовича — старшего помощника прокурора Республики Ингушетия по кадрам (посмертно).


Бесплатная юридическая консультация:

За заслуги в укреплении законности и правопорядка и многолетнюю плодотворную работу наградить:

Дьяконову Лидию Валентиновну — заместителя прокурора Хабаровского края.

Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени

Ермолина Константина Эдуардовича — заместителя начальника управления по надзору за производством дознания и оперативно-розыскной деятельностью — начальника отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени


Бесплатная юридическая консультация:

Магомедрасулова Магомедрасула Мусаевича — заместителя начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шляеву Ирину Юрьевну — старшего прокурора отдела Главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Присвоить почетное звание

«Заслуженный юрист Российской Федерации»

Беляку Леониду Леонтьевичу — прокурору Волгоградской области Кукушкину Павлу Павловичу — Уральскому транспортному прокурору, Свердловская область.

За заслуги перед государством и многолетнюю плодотворную работу наградить

Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени

Михайлову Евгению Исаевну — Вице-президента Республики Саха (Якутия) Ходырева Александра Николаевича — главу муниципального образования «Городской округ Реутов» Московской области.

За заслуги в укреплении законности и многолетнюю плодотворную работу наградить

Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени

Кузяеву Тамару Николаевну — полномочного представителя губернатора Калининградской области в Калининградской областной Думе Мазурову Людмилу Михайловну — заместителя начальника отдела департамента федерального государственного учреждения «Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции Российской Федерации» Сафронского Эмиля Григорьевича — ведущего эксперта государственного учреждения «Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации» Устинова Аркадия Ивановича — главного эксперта государственного учреждения «Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации».

Присвоить почетное звание

«Заслуженный юрист Российской Федерации»

Бекетовой Светлане Михайловне — руководителю государственно-правового управления Воронежской областной Думы Богомолову Владимиру Васильевичу — федеральному инспектору в Костромской области аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе Павловой Ольге Константиновне — первому заместителю руководителя аппарата губернатора Саратовской области — руководителю представительства губернатора Саратовской области и правительства Саратовской области в органах власти.

За заслуги в развитии юридических наук и подготовке юридических кадров присвоить почетное звание

«Заслуженный юрист Российской Федерации»

Малому Александру Федоровичу — директору института права и предпринимательства государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Архангельский государственный технический университет» Меликиадису Михаилу Георгиевичу — доценту кафедры уголовно-правовых дисциплин государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого» Музюкину Виктору Яковлевичу — декану юридического факультета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет», Алтайский край Петровой Галине Олеговне — заведующей кафедрой уголовного права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского».

Президент Российской Федерации

Москва, Кремль 12 января 2010 г. N 48

Источник: http://onagradah.ru/ukaz-prezidenta-rf-ot-12-yanvarya-2010-g-n-48-o-nagrazhdenii-gosudarstvennymi-nagradami-rossijskoj-federacii/

Эмиль григорьевич сафронский

24–25 марта в Адвокатской палате Московской области проходил игровой процесс с участием стажеров МОКА, посвященный 130-летию со дня суда над Верой Засулич. Педагоги стажеров: со стороны обвинения – руководитель курса стажеров МОКА, к.ю.н., адвокат С.И. Добровольская, со стороны защиты – к.ю.н., адвокат Е.Ю. Львова. За постановку отвечала С.И. Добровольская

Особую благодарность МОКА выносит Московскому областному суду, оказавшему большую помощь в подготовке и проведении процесса.

В качестве присяжных заседателей были приглашены преимущественно профессиональные юристы, в том числе стажеры МОКА. В роли присяжного заседателя номер 11 выступала наш корреспондент Марина САМАРИ.

Записки присяжного номер 11

«Решение по делу В.И. Засулич, обвиняемой в покушении на убийство, рассмотренном судом присяжных 31 марта 1878 г., отменено по причине допущенных в ходе заседания судебных ошибок», – перед тем, как разъяснить присяжным их права и обязанности, объявляет судья Московского областного суда Александр Козлов. За столами расселись полукругом 12 присяжных. Слева от них – сторона защиты, справа – представители государственного обвинения. Чуть поодаль от своих защитников теребит кончик платка хрупкая молодая девушка – Вера Засулич. Абсурд? Фантастика? Безбожно перепутанные имена и даты? Вовсе нет: настоящие присяжные, настоящий судья, настоящие зрители – процесс игровой.

Адвокатская палата Московской области с завидной регулярностью проводит для своих стажеров мероприятия, уровню которых может позавидовать любая другая палата. В этом году к 130-летию со дня судебного заседания по делу Веры Засулич АПМО устроила реставрацию нашумевшего процесса. Как и в марте 1878 г., ровно в 11 часов после слов «Встать, суд идет» зал поднимается и на мгновенье замирает. Шорох судейской мантии… «Ох, Козлов… Очень жесткий судья, – обращается к своим воспитанникам известный московский адвокат Елена Львова. – Вам повезло у него учиться». И, перехватив встревоженный взгляд стажеров, добавляет: «Помните, вы должны все держать под контролем. Постоянно».

В другой части зала «государственное обвинение» подбадривает организатор игрового процесса, руководитель курса стажеров АПМО, кандидат юридических наук. и наш автор адвокат Светлана Добровольская. Стажеры волнуются, присяжные готовят ручки, а свидетели меряют шагами коридор, перечитывая А.Ф. Кони. Пока другие участники осваиваются с ролями, председательствующий уверенно берет бразды процесса в свои руки: Александр Алексеевич судья со стажем – 12 лет в суде присяжных.

Вера-Маша, надворный советник и бульдог

В роли свидетелей по делу выступали и сами стажеры, и друзья адвокатской палаты. Например, оружейного мастера Лежена сыграл Эмиль Григорьевич Сафронский – замечательный специалист по баллистической экспертизе. Участники процесса, увлекшись его профессиональными ответами, стали задавать «свидетелю» вопросы не столько о револьвере «бульдог», из которого стреляла Засулич, сколько об оружии вообще. Вообще, все свидетели были убедительны и колоритны – старания С.И. Добровольской верно подобрать типажи не прошли даром.

Особенное место в постановке отводилось, конечно, Вере Засулич. Ее сыграла актриса Театра содружества актеров на Таганке Мария Федосова. За речью Веры-Маши, как любовно назвала ее сторона защиты, внимательно следил весь зал. Но присяжные XXI в. оценивали поступки Засулич уже совсем не так, как это делали их коллеги 130 лет назад.

Сложно? Легче не будет

Настоящий процесс длился всего день, но обсуждается до сих пор. В 1878 г. прения прокурора К.И. Кесселя и присяжного поверенного П.А. Александрова были похожи на битву титанов. Зал аплодировал, а газеты выносили материалы о деле на первые полосы. Обвинение делало акцент на уголовной составляющей дела, защита – на политической. Друг Александрова Д.М. Герценштейн писал: «он [адвокат] не защищал Засулич, он обвинял весь строй – таково было впечатление, и в этом была его сила и залог его победы».

Слушая речи обвинения и защиты в игровом процессе 2008 г., я думала не о том, смогут ли стажеры убедить присяжных в виновности или невиновности Засулич. Я пыталась понять, смогут ли присяжные посмотреть на дело глазами современников подсудимой, отбросив не только собственные знания о ходе подлинного процесса, житейский опыт и предубеждения, но и свою принадлежность современности? Ведь исторические реалии, нормы морали, общественные настроения за 130 лет изменились до неузнаваемости. И если заповеди, на которых базируется представление о том, что можно, а что нельзя совершать человеку, остаются общими для всего человечества на протяжении многих веков, то политическая ситуация в стране и в мире, а с ней и умонастроения граждан постоянно меняются.

Свидетелей на процессе Засулич-2008 выслушали в первый день заседания, а прения сторон оставили на следующий. От второй части процесса я ожидала большей эмоциональности и зрелищности. Конечно, стажеры волновались, но убедительности хватило не всем, хотя и в прениях были свои «звезды».

Ироничную интонацию речи прокурора Алексея Елисеева отметила руководитель «конкурирующей организации» – педагог стороны защиты Е. Львова. «Ну молодец, такая хорошая тактика– настоящий прокурор», – хвалила его после процесса Елена Юлиановна. «Да, но я адвокат…» – то ли с гордостью, то ли с обидой ответил Елисеев.

Уверенно и жестко, приправляя речь риторическими вопросами, обвиняла Засулич Ольга Булынина. А в эмоциональную защиту Ирины Боровик присяжные если не поверили, то влюбились точно. «Ира, вам бы роль Веры – отпустили бы Засулич тут же!» – восклицали присяжные. «Молодец, Ирина! – улыбалась Е. Львова. – Александров буквально перевоплотился в свою подзащитную. У вас тоже получилось».

Для самой Ирины слова «взглянуть на ситуацию глазами клиента» теперь не пустой звук. «Я на себе прочувствовала состояние Засулич: у меня в ушах гудело, сердце выскакивало, я даже не совсем понимала, где я и что говорю. Помню, когда присяжные вышли, нам Елена Юлиановна что-то объясняет, а я ее слышу как сквозь пелену – такое эмоциональное напряжение. У меня первая мысль была: как хорошо, что все закончилось. А теперь – какая-то пустота. Странно возвращаться в реальность».

Перед тем как стать одиннадцатым номером в суде присяжных, я постаралась представить себя тем «действительным студентом» или «свободным художником», который 130 лет назад сидел на моем месте. Он слышал блестящую речь Александрова, который говорил не о выстреле в губернатора Трепова, внебрачного сына Николая I и друга Александра II, а об унизительной порке студента Боголюбова в момент, когда розги уже не первый год были отменены. Этот «действительный студент», место которого я заняла, жил во времена, когда не адвокаты отказывались от клиентов из-за преступлений, вселявших ужас даже в тюремщиков, а прокуроры слагали с себя полномочия, не желая осуждать. Двое обвинителей, С. Андреевский и Н. Жуковский, отказались вести дело Засулич – это стало для каждого из них началом блистательной адвокатской карьеры.

Так все же «да» или «да, но…»?

Прения закончены. Прозвучала напутственная речь присяжным председательствующего судьи Козлова. Понимаю, что нельзя сравнивать выступления начинающих юристов с речью опытного судьи, но после слов Александра Алексеевича моя уверенность, в том, что из всех возможных профессий адвокатура собирает лучших ораторов, пошатнулась. А.Я. Пассовер когда-то, увидев, что А.Ф. Кони может стать блестящим адвокатом, предлагал ему оставить судебное кресло и вступить в ряды присяжных поверенных, но тот отказался. Выслушав заключительную речь председательствующего судьи, я невольно задалась вопросом: кто-нибудь уже звал Александра Козлова в адвокатуру?

Старшина получает от судьи вопросный лист, и присяжные удаляются на обсуждение. Вслед летят догадки зала: «Долго они?» – «Не думаю, что им там решать-то!» – «А в прошлый раз три часа обсуждали…»

Для всех участников процесса, кроме двенадцати, совещание присяжных – это конец истории, остается только ждать. А в совещательной комнате закипают неигровые страсти.

Первый вопрос – о доказанности события, произошедшего 24 января 1878 г. в приемной Санкт-Петербургского градоначальника, – решается быстро и единогласно. Выстрел был – сомнений нет. Но второй вопрос вызывает споры.

«Доказано ли, что изложенные в первом вопросе действия совершила В.И. Засулич, преследуя цель мести за государственную деятельность, осуществляемую Ф.Ф. Треповым на посту градоначальника?» Такая формулировка допускает разные трактовки. Что имеется в виду: что Засулич – преступница или что она стреляла с целью мести? И как быть в такой ситуации – делить вопрос на части? Можно ли ответить на вопрос утвердительно, исключив вторую часть? Является ли цель мести доказательством преступных намерений?

Каждый воспринимает формулировку по-своему. Голосуем:

– Да, доказано. И стреляла она, и мстила», – говорит один присяжный. – Да никому она не мстила, она ненормальная просто! Мой ответ: да, доказано, за исключением факта мести», – произносит другой. Кто-то из присяжных хвалит ответы, совпадающие с его собственными: – Вот, правильно, молодец. – Воспринимаю это высказывание единым блоком, поэтому отвечаю: нет, не доказано, – говорю я. Получается 8 голосов «Да, за исключением цели мести», 2 – «Да», 2 – «Нет». Старшина фиксирует в черновике результаты, а споры вокруг второго вопроса не утихают. В итоге присяжные решают обратиться к судье для уточнения формулировки.

Шепот в ожившем с приходом присяжных зале: «40 минут! Мы думали, вы быстрее…» И следом – изумление на лицах, когда старшина объявляет, что присяжные заняли свои места не для оглашения решения. «Варианты ответа на вопрос могут быть следующими: «Да, доказано», «Да, доказано, за исключением цели мести», «Нет, не доказано», – перечисляет судья.

Присяжные снова удаляются в совещательную комнату, но пояснение Козлова не охлаждает споров: – Напутствие судьи было с обвинительным уклоном, он же подводил к обвинению! – А защита!? Они вообще ничего не сделали! Отвечая «нет» на этот вопрос, мы даем им бонус за правильно составленный вопросник. Получается, что они могли вообще не явиться на процесс, а только ловко составить вопросы».

«Можно подумать, обвинение лучше! Обвинять всегда легче – за ними факты, но ведь цель мести они не доказали!»

И только Николай Николаевич Большаков, как истинный старшина, не выплескивая эмоций, не выражая одобрения или несогласия, спокойно и с расстановкой опрашивает каждого из одиннадцати коллег. Его хоть сейчас можно снимать в кино, настолько органично член совета АПМО смотрится в роли старшины. Второй вопрос снова ставится на голосование. На этот раз голоса распределяются так: 9 – «Доказано, за исключением…», 2 – «Да, доказано», и 1 – «Нет, не доказано». Засулич осуждена. Со следующими вопросами все более или менее понятно.

Третий вопрос: «Доказано ли, что выстрел в Трепова был совершен с целью лишения жизни?» – «Нет, не доказано» – 9, «да, доказано» – 3.

Четвертый вопрос: «Виновна ли Засулич в изложенных во втором вопросе действиях?» – «Да, виновна» – 10, «Нет, не виновна» – 2. Пятый вопрос: «Заслуживает ли Засулич снисхождения?» – и снова споры: – Какое снисхождение? Она выйдет через 6 лет и снова начнет стрелять! Вы хотите нового Норд-Оста? – А может быть, наоборот, выйдет и родит обществу прекрасных детей. – Чуть не убила… – Но не убила же и раскаялась». – Взяла в руки оружие, значит, уже виновна. – Не спеши обвинять человека, склонившегося над раненым, он мог вытащить нож из раны», –произносит Николай Николаевич (не правда, ли классический старшина?).

Голоса идут вперемежку: за снисхождение – против – снова за. До ответа старшины соотношение голосов такое: 6 – за, 5 – против. Даже если голоса разделятся поровну, ответ толкуется в пользу подсудимой. 130 лет назад Веру Засулич оправдали, а сейчас половина присяжных считает, что она не заслуживает даже снисхождения. Что это? Возросшая жестокость? Груз юридического образования (многие присяжные учились в юридических вузах)? Изменившиеся ценности? Историческая память? Представьте, как сложно современному человеку отречься от мысли: «Если бы не такие, как Засулич в 1878-м., возможно, не было бы 1917-го, а потом отмены суда присяжных на долгие годы». Любого, кто когда-либо изучал литературу, учат: анализировать художественное произведение нужно с точки зрения современника, исходя из исторической обстановки, представлений, традиций и норм того времени, когда книга была написана. Наверное, это правило подходит и для судебного разбирательства. «Заслуживает снисхождения», – произносит старшина, и голоса распределяются 7 к 5.

Post Scriptum

Не один час по завершении процесса продолжались обсуждения. Стажеры анализировали плюсы и минусы выступлений. Адвокаты, побывавшие в роли присяжных, делились впечатлениями. Многим оказалось очень сложно отделить свое профессиональное «я» от человеческого. «Взрослым», как называют уже состоявшихся юристов стажеры, удалось побывать на месте тех, к кому они обращаются в своих речах в зале суда, и понять, как проходит процесс принятия вердикта. А начинающие адвокаты приобрели бесценный опыт настоящего суда присяжных. Ведь, несмотря на всю «подстроенность» дела, педагоги только помогали стажерам, но не работали вместо них.

За легкими словами «игровой процесс» скрываются огромные усилия сотрудников Адвокатской палаты Московской области и областного суда, полная отдача стажеров и увлеченность преподавателей. Вполне возможно, что дело Засулич-2008 положит начало возрождению традиции, которую заложил когда-то Ф.А. Кони, проводивший в Императорском училище правосудия игровые процессы для своих студентов.

Мнения участников

Светлана ДОБРОВОЛЬСКАЯ, адвокат, педагог стажеров со стороны обвинения

Вердикт, который вынесли присяжные на суде Александрова, был обусловлен не фактической стороной дела, а эмоциональной. Когда адвокат в связи со своей профессиональной деятельностью оправдывает преступника, не становится ли он с точки зрения морали «адвокатом дьявола»? При всей блистательности Александрова, добившегося сенсационного приговора, оправдание Засулич с точки зрения морали не самый лучший итог. Нельзя утверждать, что Засулич совершенно невиновна. Поэтому всегда нужно учитывать соразмерность преступления и того наказания, которое за ним последует. Современные присяжные вынесли, на мой взгляд, верное решение – такое, каким оно должно было быть 130 лет назад.

Эмиль САФРОНСКИЙ, ведущий эксперт по криминалистике Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте России

К сожалению, мне не удалось увидеть весь процесс, но то, чему я был свидетелем, мне понравилось. В игровых процессах я никогда не участвовал, но в суде присяжных бывал и могу сказать, что этот процесс был очень похож на настоящий. Очень важно, что молодые адвокаты участвуют в таких тренингах. Сегодня прокуратура зачастую не берет в расчет мнение экспертов. В моей практике было немало дел, когда меня в качестве свидетеля защиты не пускали на заседания, отклоняли ходатайства о повторной экспертизе. Экспертиза милиции и прокуратуры чаще всего работает на обвинение. Настоять на дополнительной экспертизе практически невозможно, потому что для органов обвинения главное –закрыть дело, а не разобраться в нем. С этим сложно бороться, и мне жалко тех, кто оказывается по ту сторону закона. Ведь у нас как: был бы человек, а статья найдется. Надеюсь, что молодые адвокаты смогут с этим что-то сделать.

Николай БОЛЬШАКОВ, член Совета АПМО, старшина присяжных

Я впервые так близко соприкоснулся с историей Засулич. Когда читал об этом деле во времена учебы, мои симпатии были на стороне Засулич, но потом, став профессиональным юристом, адвокатом, я, конечно, свое мнение изменил. С юридической точки зрения, она совершила деяние, которое тяжко карается современным законодательством. Самое яркое впечатление оставила дискуссия в совещательной комнате. Все мы юристы, но как расходились наши мнения, насколько по-разному смотрели на ситуацию люди с разным жизненным опытом, выражая отношение к Засулич уже с позиции сегодняшнего дня!

Александр КОЗЛОВ, судья Московского областного суда

Насколько игровой процесс был похож на современный суд присяжных? На 90%. С точки зрения современного закона, нельзя допрашивать тех свидетелей защиты, которые были допрошены по делу Засулич. В реальном процессе я бы останавливал участников в прениях, когда они говорили о доказательствах, которые не были исследованы, и пресекал некоторую излишнюю эмоциональность. В целом, стажеры хорошо подготовились, досконально изучили материал.

Почему присяжные приняли именно такое решение, трудно сказать, тем более что Кони рассчитывал как раз на тот исход, которым завершился современный процесс. Он предполагал, что Засулич признают виновной, но вынесут максимально мягкий приговор. Сейчас повлияло, конечно, то, что в рядах присяжных было много адвокатов. Казалось бы, адвокаты должны выступать с защитительных позиций, а получилось наоборот – они вынесли приговор по фактическим обстоятельствам дела. Ну, и конечно, с 1878 г. многое изменилось –наши взгляды, условия жизни, менталитет. Люди стали более прагматичными, уже нет такого романтичного, философского взгляда на жизнь, какой был в XIX в.

Елена ЛЬВОВА, адвокат, педагог стажеров со стороны защиты

Считаю, что все участники процесса заслуживают большого уважения за то, что решились на такой смелый шаг. Тяжело было и адвокатам, и прокурорам. Сценарий Кони задавал высочайшую планку, но при этом оставался лишь сценарием, а ведь нужно было проявить себя в живом процессе – с другой Засулич, с другими присяжными, с другими свидетелями. Конечно, в сценарии, описанном Кони, была подсказка, но когда я готовила адвокатов, добивалась, чтобы они раскрывали собственную личность. Я хотела, чтобы каждый, изучив дело, пропустил его через себя и в защите проявил свою индивидуальность, свое профессиональное «я». Конечно, мне несложно было бы написать за них речи, устранить слабые места и ошибки. Но я не делала этого принципиально: отрицательный опыт – тоже опыт, и намного более действенный, когда он пережит полностью самостоятельно.

Несмотря на то, что я проигрывала в суде присяжных, я уверена, что такой суд – справедливый. В 1878 г. оправдательный приговор был как гром среди ясного неба, потому что это было противостояние власти. Засулич освободили, чтобы показать власти, что безнаказанно творить те вещи, которые власть себе позволяла, нельзя. А современные присяжные осудили Засулич потому, что они адвокаты. Парадокс, но препарированное юридическое восприятие, особенно с высоты XXI в., сделало возможным только такой вердикт. Не думаю, что на присяжных повлияло, насколько сильны были выступления защиты и обвинения. Кто-то говорил, что они не поверили этой Засулич. Это маловероятно, потому что юристы – прагматичные люди и какая-либо эмоциональность не может сильно на них воздействовать.

Но меня поразило малое количество голосов, отданных за снисхождение. Адвокаты, которые априори должны быть настроены на гуманизм и милосердие, голосуют против смягчения наказания! На месте присяжных я никогда бы не смогла побороть свою адвокатскую природу и осудить Засулич. Ведь нет достаточной совокупности доказательств, которые позволили бы с уверенностью сказать – да, виновна. А если есть хоть какая-то доля сомнения, то безоговорочно осудить нельзя. И я никогда не пойму, как адвокатская сущность позволила пятерым из 12 присяжных голосовать против снисхождения.

Источник: http://old.advgazeta.ru/rubrics/5/108

Судебная фоноскопическая экспертиза на стадии судебного разбирательства по уголовным делам Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Сафронский Георгий Эмилевич

В работе рассматривается вопрос значимости фоноскопической экспертизы на стадии судебного разбирательства по уголовным делам, а также некоторые особенности назначения государственным обвинителем указанного вида экспертизы.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Сафронский Георгий Эмилевич,

The judicial phonoscopic forensic at the trial of criminal cases

The article examines the issue importance of examination at the trial stage in criminal cases, as well as some features of their use by the state prosecutor.

Текст научной работы на тему «Судебная фоноскопическая экспертиза на стадии судебного разбирательства по уголовным делам»

8.2. СУДЕБНАЯ ФОНОСКОПИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА НА СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Сафронский Георгий Эмилевич, юрист 2 класса. Должность: помощник Северного транспортного прокурора. Место работы: Московская межрегиональная транспортная прокуратура. E-mail:@mail.ru

Аннотация: В работе рассматривается вопрос значимости фоноскопической экспертизы на стадии судебного разбирательства по уголовным делам, а также некоторые особенности назначения государственным обвинителем указанного вида экспертизы.

Ключевые слова: судебная экспертиза, фоноскопическая экспертиза, уголовное судопроизводство, носители информации, государственное обвинение.

THE JUDICIAL PHONOSCOPIC FORENSIC AT THE TRIAL OF CRIMINAL CASES

Safronsky Georgiy Emilievich, the 2nd class lawyer. position: assistant of the Northern transport Prosecutor. Place of employment: Moscow interregional transportation Prosecutor’s Office. E-mail:@mail.ru

Annotation: The article examines the issue importance of examination at the trial stage in criminal cases, as well as some features of their use by the state prosecutor. Keywords: forensic examines, phonoscopic forensic, criminal legal proceedings, media, maintenance of the state prosecution.

Понятие «экспертиза» (эксперт от лат. expertus -знающий по опыту, опытный, испытанный, проверенный; специалист, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса1) используется в науке и практике для обозначения исследований, требующих применения специальных профессиональных знаний. Результаты экспертизы получаются опытным путем с помощью специализированного набора инструментария — экспертных методик.

Судебная экспертиза имеет отличительную черту -производство исследований, основанных на специальных знаниях. Законодательство Российской Федерации не регламентирует определение понятия «специальные знания». Традиционно в юридической литературе под этим термином понимают систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта и необходимых для решения вопросов, возникающих в процессе судопроизводства.

Производство судебной экспертизы на стадии судебного следствия регламентировано статьей 283 УПК РФ, по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд может назначить судебную экспертизу. В случае назначения судебной экспертизы председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Поставленные

1 Толковый словарь иностранных слов Л. П. Крысина.- М: Экс-мо, 2008.

вопросы должны быть оглашены и по ним заслушаны мнения участников судебного разбирательства. Рассмотрев указанные вопросы, суд своим определением или постановлением отклоняет те из них, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы. Судебная экспертиза, назначаемая в ходе судебного следствия, производится в порядке, установленном главой 27 УПК РФ. Кроме того, суд по ходатайству сторон либо по собственной инициативе назначает повторную либо дополнительную судебную экспертизу при наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов.2

Судебная экспертиза применяется в уголовном судопроизводстве для объективного установления обстоятельств совершенного преступления, при необходимости использования специальных познаний в той или иной области, об этом же говорит и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 28 от 21.12.2010 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в п.1 которого указано: «обратить внимание судов на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле»3.

Указанное выше Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, хотя и носит рекомендательный характер, распространяется не только на суд, но и на государственного обвинителя, и не следование указанным положениям может послужить причиной отмены решения суда.

Наличие препятствий для рассмотрения уголовного дела судом, сложностей при поддержании государственного обвинения, как правило, связано с недостатками предварительного расследования при доказывании обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, поэтому задача государственного обвинителя -своевременно восполнить данные упущения, заявив соответствующее ходатайство о назначении судебной экспертизы перед судом.

Судебная фоноскопическая экспертиза может назначаться в случае приобщения к материалам уголовного дела медианосителей (носители информации различных типов; медиа (от лат. medium — промежуточное, посредствующее, посредник4), записанные при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, а также следственных действий.

Фоноскопическая экспертиза проводится в целях установления личности говорящего по признакам голоса и речи, содержащегося на фонограмме, установления факта стирания, перезаписи, монтажа, фрагментарности записи и иных изменений, привнесенных в фонограмму в процессе или после окончания звукозаписи, определения условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи, а также иных фактов, имеющих доказательственное значение.

2 УПК РФ (по сост. на 26.06.2012), — М.: Омега — Л, 2012.

3 Справочно — правовая система «КонсультантПлюс»: http://base.consultant.ru.

4 Большой современный англо-русский, русско-английский словарь. Новая редакция: В. К. Мюллер, М.: Вече, 2010.

Пробелы в российском законодательстве

Представляемые на экспертизу фонограммы могут быть зафиксированы в аналоговой форме на магнитной ленте: на кассете, микрокассете, звуковой дорожке видеокассеты, магнитофонной ленте; в цифровой форме: на электронном носителе данных (например, флеш — памяти5, микросхемы памяти цифрового магнитофона), магнитном, лазерном, оптическом диске, магнитной ленте, жестком диске6 и т.п. Главное — легитимность получения и появления носителей информации в уголовном деле.

При назначении фоноскопической экспертизы необходимо иметь в виду, что в процессе ее производства может возникнуть необходимость в дополнительной информации об обстоятельствах, условиях, способе и технических средствах получения фонограмм, приобщенных к уголовному делу, а также представления на экспертизу самого звукозаписывающего устройства. Сведения о месте, способе, технических средствах и иных обстоятельствах производства записи приобщенных к делу фонограмм имеют существенное значение для правильной квалификации дефектов фонограммы и нарушений непрерывности ее записи и принятия решения об отнесении или неотнесении их к признакам монтажа, предупреждению возможных экспертных ошибок.

Расшифровка фонограммы представляет собой зафиксированный в письменном виде дословный текст речевых сообщений (переговоров), записанных на фонограмме. При этом государственному обвинителя нужно обратить внимание на то, чтобы знаки препинания в расшифровке соответствовали членению звучащей речи на отдельные смысловые единицы. Как известно, достаточно неправильно поставить запятую или двоеточие, чтобы изменить смысл фразы на противоположный.

Существенным моментом является то, что документирование речевых сообщений, в последнее время, осуществляется часто с использованием цифровых диктофонов. Речевой сигнал записывается либо на цифровой носитель, либо в память записывающего устройства. В дальнейшем может возникнуть необходимость приобщения фонограммы к материалам уголовного дела, однако каждый раз приобщать к делу цифровое записывающее устройство, не представляется возможным. В таких случаях, производится копирование информации на отдельный недорогой носитель, и постановка эксперту дополнительных задач:

— установить дословное содержание записанного на фонограмме разговора;

— установить, содержит ли фонограмма признаки монтажа, копирования или каких-либо иных изменений, внесенных в процессе самой звукозаписи или после ее окончания;

— произвести копирование (включая при необходимости одновременную очистку от шумов) на представляемый носитель (например, CD или DVD диск, компакт-кассету, флэш — носитель, жесткий диск).

Если факт перезаписи не был надлежаще процессуально оформлен, то по результатам экспертного исследования могут возникнуть сомнения в подлинности и достоверности записанной на фонограмме информации. Это, в свою очередь, может явиться поводом

5 Бизнес-словарь (http://www.businessvoc.ru): разновидность твердотельной полупроводниковой энергонезависимой перезаписываемой памяти.

6 Энциклопедический фонд (http://www.russika.ru): устройство для постоянного хранения информации, используемой при работе с компьютером.

для признания фонограммы недопустимым доказательством.

В определении (постановлении) суда о назначении фоноскопической экспертизы должны быть перечислены установленные обстоятельства, технические средства, материалы и условия проведения звукозаписи, четко указаны словесные границы и местонахождение на представляемом носителе каждой подлежащей исследованию фонограммы (с указанием начальных и конечных слов разговора или иных маркеров, показателей счетчика магнитофона, таймера и т.п.).

Медианосители с фонограммами должны направляться на фоноскопическую экспертизу в упакованном и опечатанном виде, с удостоверяющими подписями уполномоченных должностных лиц. В противном случае могут возникать сомнения в возможной подмене носителей записи, что равноценно утверждению о фальсификации фактических данных.

При необходимости решения задачи идентификации говорящего, чья речь записана на фонограмме, в распоряжение эксперта должны быть представлены сравнительные образцы (экспериментальные или свободные) голоса и речи проверяемого лица.

Основное требование, предъявляемое к фонограммам, представляемым в качестве сравнительных образцов, — несомненность их происхождения от проверяемого лица, хорошее качество и представительность как по объему, так и по характеру речевого материала.

Полное и всестороннее экспертное исследование фонограмм и последующая оценка экспертного заключения как судебного доказательства во многом зависит от точной и не допускающей неоднозначных толкований формулировки вопросов. Приведем их примерный перечень:

1. Имеется ли на фонограмме (указывается местонахождение подлежащей исследованию фонограммы на представляемом носителе) голос и речь гр-на (указывается фамилия и инициалы), чьи образцы представлены на носителе (описывается тип носителя информации, указывается его №). Если имеется, то какие реплики, слова или фразы им произнесены?

2. Произнесена ли устная речь, начинающаяся словами (приводится дословное содержание слов или фразы), гражданину (указывается фамилия и инициалы), сравнительные образцы голоса и речи которого представлены на носителе информации (описывается тип носителя информации, указывается его №)?

3. Каково дословное содержание разговора на фонограмме (описывается тип носителя информации, указывается его №, а также описывается местонахождение фонограммы, указываются ее словесные границы)?

4. Имеются ли на фонограмме признаки монтажа или иных изменений, привнесенных в процессе или после производства звукозаписи?

5. Является ли представленная фонограмма оригиналом или копией фонограммы, записанной на (описывается тип носителя информации, указывается его №)?

6. Была ли представленная фонограмма изготовлена с помощью представленного записывающего устройства (указывается тип)?

Для ответа на некоторые из этих вопросов эксперту необходимо произвести перезапись представленной фонограммы с очисткой от шумов и помех.

Эксперт-фоноскопист вправе по своей инициативе, но в пределах своей компетенции давать заключение и по вопросам, которые хотя и не поставлены в определении суда о назначении экспертизы, но имеют отношение к предмету экспертного исследования. Так, при производстве судебной фоноскопической экспертизы эксперт может мотивировать отказ от решения вопроса об идентификации говорящего по голосу и речи наличием признаков монтажа фонограммы, даже если в постановлении был поставлен только один вопрос о принадлежности голоса и речи конкретному лицу.7

Выяснение содержания понятия специальных знаний субъекта судебной фоноскопической экспертизы является существенным для пределов компетенции и возможности решения конкретных экспертных задач, а также для формирования соответствующей экспертной специальности.

При изучении заключения судебной фоноскопической экспертизы, крайне важно дать объективную оценку компетентности эксперта, проводившего указанную экспертизу, путем сопоставления сведений о специальности эксперта и требований используемых им методик, таких как: идентификации по фонограммам голоса, речи, а также технического исследования на предмет выявления признаков наличия монтажа.

На основании проведенной оценки компетентности эксперта осуществляется дальнейшая оценка обоснованности выводов экспертизы в целом. Поскольку данный вид экспертиз является достаточно сложным, особое внимание следует обращать на методику проведения исследования. Отсутствие в экспертном заключении ссылок на научные публикации, апробированные и паспортизированные методики выявления признаков монтажа, отсутствие подробного изложения хода исследования и конкретных результатов в форме числовых данных, наглядных иллюстраций, графиков, спектрограмм и противоречит основным методическим требованиям о воспроизводимости и проверяемости результатов исследований, не отвечает принципам научной организации производства экспертизы фонограмм.8

Высокая значимость экспертного заключения, его полнота, всесторонность и научная обоснованность позволит суду принять единственно верное — правосудное решение.

Толковый словарь иностранных слов Л. П. Крысина.-М: Эксмо, 2008.

УПК РФ (по сост. на 26.06.2012), — М.: Омега — Л, 2012.

Справочно-правовая системы КонсультантПлюс: http://base.consultant.ru.

Большой современный англо-русский, русско-английский словарь. Новая редакция: В. К. Мюллер, М.: Вече, 2010.

Бизнес-словарь (http://www. busi nessvoc. ш).

Энциклопедический фонд (http://www.russika.ru).

Дьяченко А.Ф. Установление факта монтажа в судебно-фоноскопической экспертизе // Современные

проблемы судебной фоноскопической экспертизы. Харьков, 1999.

Галяшина Е.И. Назначение фоноскопической экспертизы и оценка заключения эксперта в уголовном процессе // Закон. 2001. N 5. Май;

на статью по теме: «Судебная фоноскопическая экспертиза на стадии судебного разбирательства по уголовным делам», подготовленную юристом 2 класса, помощником Северного транспортного прокурора Московской межрегиональной транспортной прокуратуры Сафронским Георгием Эмилевичем.

Данная работа посвящена одному из наиболее сложных и значимых этапов судебного следствия — судебным экспертизам, проводимым на этапе разбирательства в суде уголовных дел. В статье подробно рассматриваются как теоретические положения, регламентирующие назначение судебной фоноскопической экспертизы, так и практическая значимость экспертизы на этапе судебного следствия.

В работе уделено внимание теоретическим аспектам рассматриваемого процессуального действия. Проведен анализ криминалистических и уголовнопроцессуальных положений, регламентирующих проведение судебной экспертизы на этапе судебного следствия, описаны особенности и сложности, которые могут возникнуть в ходе рассмотрения уголовных дел, указано на недостатки, допускаемые на этапе предварительного расследования и способы устранения их с помощью судебной экспертизы уже на этапе судебного следствия. Системно рассмотрены положения источников права, применяемых по уголовным делам, не только федерального законодательства, но и постановление Пленума ВС РФ. Затрагиваются и некоторые особенности, возникающие в ходе практической деятельности как суда в целом, так и государственного обвинения в частности.

На основе анализа судебной практики, автор систематизирует основные аспекты судебных фоноскопических экспертиз, проводимых по уголовным делам, классифицируя типовые варианты вопросов, разрешаемых экспертами относительно задач, подлежащих разрешению. Рассматриваются особенности судебных фоноскопических экспертиз, встречающиеся на практике рассмотрения уголовных дел судами, что подчеркивает практическую значимость работы.

Данная статья Сафронского Г.Э. «Судебная фоноскопическая экспертиза на стадии судебного разбирательства по уголовным делам» соответствует всем требованиям, предъявляемым к работам такого рода и рекомендуется к опубликованию.

заслуженный юрист РФ доктор юридических наук, профессор А.М. Кустов

7 Дьяченко А.Ф. Установление факта монтажа в судебнофоноскопической экспертизе // Современные проблемы судебной фоноскопической экспертизы. Харьков, 1999.

8 Галяшина Е.И. Назначение фоноскопической экспертизы и оценка заключения эксперта в уголовном процессе // Закон. 2001. N 5. Май.

Источник: http://cyberleninka.ru/article/n/sudebnaya-fonoskopicheskaya-ekspertiza-na-stadii-sudebnogo-razbiratelstva-po-ugolovnym-delam